На главную


AnonsImg 29 июня 2016
AnonsImg 28 июня 2016
AnonsImg 25 июня 2016
Rambler's Top100
 
Новости
 
Фонды
 
Вопрос-ответ
 
Контакты

Первый Всероссийский съезд чувашских секций и ячеек РКП(б) 4-8 февраля 1920 года (2010)
 

4-8 февраля 1920 года в актовом зале Казанского государственного университета состоялся Первый Всероссийский съезд чувашских секций и ячеек РКП(б) и активных работников чуваш-коммунистов. С июня 1918 года это был первый столь представительный чувашский съезд, на котором присутствовали 74 делегата с правом решающего голоса и 13 с совещательным от Казанской, Симбирской, Самарской и Уфимской губерний.

В повестке дня съезда значилось ряд важных вопросов по национальному самоопределению. В настоящей статье будут прослежены ее основные резолюции.

По партийной линии стоял вопрос о создании единого Чувашского Центрального Бюро РКП(б), который объединял бы разбросанные в различных губерниях чувашские коммунистические секции и ячейки. Образовать его планировали на базе Чувашской секции при Казанском губкоме РКП(б) с приданием Центрального Бюро всероссийского статуса, который смог бы контролировать и координировать все чувашские губернские секции РКП(б) и отдельные чувашские партийные ячейки вне зависимости от места возникновения.

Актуальным был вопрос культурно-просветительский. Делегаты съезда, пользуясь всероссийским статусом, пытались произвести реорганизацию существующей системы народного образования среди чуваш на более приемлемых, по их мнению, основах. Для этого считали необходимым упразднить существующий в Москве Чувашский подотдел Отдела национальных меньшинств при Народном комиссариате просвещения РСФСР, который они считали малоэффективным в этом сложном деле: «Наркомпросу невозможно учесть разнообразные и часто неуловимые национальные особенности. Поэтому он должен лишь указывать конечные идеалы и общие принципы воспитания и образования, а практическое осуществление этих идеалов и принципов среди национальностей нерусского языка целесообразнее возложить на их представителей».

К вышеуказанному подотделу отношение чувашских коммунистов было скептическое, а демократически настроенная чувашская интеллигенция вообще открыто саботировала. Вместо него, делегаты пытались организовать в Казани Центральный чувашский отдел просвещения, который был бы под управлением не только Наркомпроса, но и «съездов Чувашских Советов, съездов работников просвещения и социалистической культуры среди чуваш и Чувашского отдела при Наркомнаце».

Схожим по духу была резолюция о необходимости реорганизации самого Чувашского отдела при Народном комиссариате по национальным делам РСФСР. Дело в том, что чувашских советских и партийных работников не устраивала ситуация, когда Общий (т.е. главный) подотдел находился в Москве и работал лишь формально, в то время как основная работа происходила в его подотделах, расположенных в Казани. Зачастую сам заведующий Чувотделом Д.С.Эльмень старался при всяком удобном случае «откомандироваться» в Казань, так как именно там решались все основные вопросы, оставляя в Москве своего заместителя, а то и вообще секретаря для координации действий с руководством Наркомнаца.

Вместо этой неповоротливой машины делегаты вновь пытались вернуться к уже имевшей свое место в прошлом системе Комиссариата по чувашским делам: «Комиссариат перенести в город Казань, где фактически до настоящего времени находится Отдел, оставив при Наркоме по национальным делам только одного представителя». Таким образом, в Симбирской, Уфимской и Самарской губерниях губернские чувашские подотделы, а также все чувашские национальные организации в других губерниях, где проживало чувашское население, попадало под управление данного Казанского комиссариата.

В Казани же «как культурном и территориальном центре чуваш» было решено разместить и Центральное чувашское издательство, которое должно было заниматься не только изданием литературы на чувашском языке, но и обладало широкими научными полномочиями. В его функцию входило определение качества переводной литературы на чувашский язык, установление научной терминологии и организация конкурсов на переводы с наиболее трудных для перевода оригиналов. В документах отмечено, что «в целях урегулирования снабжения школ, внешкольных учреждений среди чуваш необходимыми пособиями в гор. Казани учреждается Центральный книжный склад чувашских изданий».

Во всех этих резолюциях отмечается тенденция к централизации всех сфер деятельности среди чувашского народа в одном городе. То, что этим городом стала Казань, была продиктовано в первую очередь тем, что именно в нем уже были сосредоточены основные государственные и партийные организации чувашского народа. Следующий фактор - Казань являлся своего рода географическим центром разбросанных по всей губернии чувашских уездов (Ядринский, Козьмодемьянский, Чебоксарский, Цивильский, Тетюшский, Чистопольский и Спасский), а так же уфимских, томских, симбирских и самарских чуваш.

Другой причиной такого решения стал остро назревший национальный вопрос. Именно здесь и сейчас было необходимо ответить чувашским коммунистам - как они видят будущее народа (для этого собственно и был созван данный съезд). В этой связи были поставлены два вопроса: в какой форме они видят свою автономию и в составе какого территориального объединения планируют дальнейшее свое существование.

В первом вопросе единогласие было найдено довольно быстро. Практически все депутаты согласились с мнением, что наиболее приемлемой формой административной единицы является тип Чувашской Трудовой Коммуны (что-то среднее между территориальной и культурной автономией). Причем, в понятие «административной единицы» в первую очередь вкладывался не территориальный, а национальный принцип — доклад так и назывался «О выделении чуваш в отдельную административную единицу»

По второму вопросу состоялись ожесточенные дебаты. Дело в том, что высшее руководство Чувашского Отдела при Наркомнаце и Чувашской секции при Казанском губисполкоме РКП(б) при поддержке уфимских делегатов ставку сделало на проект, разработанный мусульманскими коммунистами в 1918 году Татаро-Башкирской Советской Республики, согласно которому практически весь чувашский народ попадал в ее состав. Выделение чувашского населения в этой огромной территориальной автономии в самоуправляющуюся Чувашскую Трудовую Коммуну будут в полной мере отвечать национальным задачам, так как «Чувашская трудовая коммуна управляется, на правах губернии, своим Исполнительным Комитетом, непосредственно подчиненным ВЦИК и Совету Народных Комиссаров».

Другого мнения придерживались чувашские делегаты Симбирской губернии. Они были последовательными противниками реализации не только проекта Татаро-Башкирской Республики, но и вообще системы национальных республик в Волжско-Уральском регионе. Их вполне устраивала идея организации на территории РСФСР 8-10 огромных губерний (как сейчас бы назвали федеральных округов), в котором не было бы официального преобладания какой-либо отдельной нации.

Диспут продолжался несколько дней, в результате чего при голосовании большинством была принята следующая резолюция: «Первый Всероссийский Съезд Чувашских Коммунистических секций и ячеек РКП(б) и активных работников чуваш-коммунистов постановляет: поддержать и приветствовать организацию Татаро-Башкирской Советской Республики».

Таким образом, Всероссийский съезд чувашских коммунистов имел важное значение в отстаивании национальных интересов чувашского народа, что в итоге и привело к созданию чувашской государственности. Дальнейшее развитие событий несколько по-иному расставило акценты и приоритеты, но основным достижением съезда стало то, что чувашская нация, несмотря на территориальную разбросанность, была способна решать вопрос в общероссийском масштабе и выражать единую позицию, что было высоко оценено на высшем государственном и партийном уровне, в том числе и лично В.И.Лениным, который в вопросе создания чувашской государственности сыграл решающее значение.


Сергей Щербаков,

главный специалист отдела публикации

62-14-95

Госархив Архив современной истории Архив электронной и кинодокументации Архив печати       
Разработка сайта - ООО "Интернет-Сервис"